На всем моем пути есть светлая примета


Огонь — Бальмонт. Полный текст стихотворения — Огонь

Не устану тебя восхвалять,
О, внезапный о страшный, о вкрадчивый,
На тебе расплавляют металлы,
Близ тебя создают и куют.
Будем как Солнце
1
Огнепоклонником я прежде был когда-то,
Огнепоклонником останусь я всегда
Мое индийское мышление богато
Разнообразием рассвета и заката,
Я между смертными — падучая звезда.
Средь человеческих бесцветных привидений,
Меж этих будничных безжизненных теней,
Я вспышка яркая, блаженство исступлении,
Игрою красочной светло венчанный гений,
Я праздник радости, расцвета, и огней.
Как обольстительна в провалах тьмы комета!
Она пугает мысль и радует мечту.
На всем моем пути есть светлая примета,
Мой взор — блестящий круг, за мною — вихри света,
Из тьмы и пламени узоры я плету.
При разрешенности стихийного мечтанья,
В начальном Хаосе, еще не знавшем дня,
Не гномом роющим я был средь Мирозданья,
И не ундиною морского трепетанья,
А саламандрою творящего Огня.
Под Гималаями, чьи выси — в блесках Рая,
Я понял яркость дум, среди долинной мглы,
Горела в темноте моя душа живая,
И людям я светил, костры им зажигая,
И Агни светлому слагал свои хвалы.
С тех пор, как миг один, прошли тысячелетья,
Смешались языки, содвинулись моря
Но все еще на Свет не в силах не глядеть я,
И знаю явственно, пройдут еще столетья,
Я буду все светить, сжигая и горя.
О, да, мне нравится, что бело так и ало
Горенье вечное земных и горних стран
Молиться Пламени сознанье не устало,
И для блестящего мне служат ритуала
Уста горячие, и Солнце, и вулкан.
Как убедительна лучей растущих чара,
Когда нам Солнце вновь бросает жаркий взгляд,
Неисчерпаемость блистательного дара!
И в красном зареве победного пожара
Как убедителен, в оправе тьмы, закат!
И в страшных кратерах — молитвенные взрывы:
Качаясь в пропастях, рождаются на дне
Колосья пламени, чудовищно-красивы,
И вдруг взметаются пылающие нивы,
Устав скрывать свой блеск в могучей глубине.
Бегут колосья ввысь из творческого горна,
И шелестенья их слагаются в напев,
И стебли жгучие сплетаются узорно,
И с свистом падают пурпуровые зерна,
Для сна отдельности в той слитности созрев.
Не то же ль творчество, не то же ли горенье,
Не те же ль ужасы, и та же красота
Кидают любящих в безумные сплетенья,
И заставляют их кричать от наслажденья,
И замыкают им безмолвием уста
В порыве бешенства в себя принявши Вечность,
В блаженстве сладостном истомной слепоты,
Они вдруг чувствуют, как дышит Бесконечность,
И в их сокрытостях, сквозь ласковую млечность,
Молниеносные рождаются цветы.
Огнепоклонником Судьба мне быгь велела,
Мечте молитвенной ни в чем преграды нет.
Единым пламенем горят душа и тело,
Глядим в бездонность мы в узорностях предела,
На вечный праздник снов зовет безбрежный
Свет.
2
Огонь в своем рожденьи мал,
Бесформен, скуден, хром,
Но ты взгляни, когда он, ал,
Красивым исполином встал,
Когда он стал Огнем!
Огонь обманчив, словно дух: —
Тот может встать как тень,
Но вдруг заполнит взор и слух,
И ночь изменит в день.
Вот, был в углу он, на полу,
Кривился, дымно-сер,
Но вдруг блестящей сделал мглу,
Удвоил свой размер
Размер меняя, опьянил
Все числа, в сон их слив,
И в блеске смеха, полон сил,
Внезапно стал красив.
Ты слышишь? слышишь? Он поет,
Он славит Красоту,
Вот — вот, до Неба достает,
И вьется налету!
3
Я закрываю глаза, и в мечтании
Вижу повсюду сияющий Свет,
Вижу Огонь я во всем Мироздании,
В травках, в росинках, в спиралях планет.
Вижу я Землю — сестрой меж планетами,
Землю опять ощущаю Землей,
Горы, долины, сады с их расцветами,
Ценные камни с подземною мглой.
Медное небо, отяжелелое,
Грозно нависло над знойной пустыней,
В нем Электричество белое,
С роскошью желтых изломанных линий,
Желтых, и красных, лазурно-зеленых,
В безднах эфирностей синих,
Тучи как горы, там замки на склонах,
Кони из пламени в вышних пустынях.
Снова я в Индии. Да, но не в той,
Где побывал соглядатаи ничтожный, —
В Индии древней, в отчизне святой,
Данной для всех, опьяненных мечтой,
В цельной, навек непреложной.
И меж светлоликих, меж дважды рожденных,
Открывши на миг в Запредельное дверь,
При свете огней, благовонно-зажженных,
Я слушаю Бурю теперь.
4
Рудра, красный вепрь Небес,
Ниспосылатель алых жгутов,
Отец стремительных Марутов,
В вихре огненных завес,
Гений Бури,
Враг Лазури,
Пробежал и вдруг исчез.
Где он почву Неба роет?
Образ пламенных чудес,
Вон, он там рычит и воет,
Между облачных зыбей
Тучи молнией своей
Беспокоит.
Рудра шлет блестящесть вод,
Льет их током плодородным,
Но, порвавши небосвод,
Вдруг пожар в домах зажжет,
Быть он добрым устает,
Хочет быть свободным.
Рудра-Сива, Смерть-Любовь,
Губит Жизнь, и любит вновь,
Равнодушен к звукам стона,
Вепря красного клыки
Ранят тело, рвут в куски,
Но в траве у склона,
Где убит был Адонис,
Лепестки цветов зажглись,
Дышит анемона.
Рудра-Сипа, Смерть-Любовь,
Смерть-Бессмертье, Пламя-Кровь,
Радуга над Морем,
Змеи молний, ток дождей,
Вечность зыбкая страстей,
Здесь мы Грому вторим!
5
Огонь приходит с высоты,
Из темных туч, достигших грани
Своей растущей темноты,
И порождающей черты
Молниеносных содроганий.
Огонь приходит с высоты,
И, если он в земле таится,
Он лавой вырваться стремится,
Из подземельной тесноты,
Когда ж с высот лучом струится,
Он в хоровод зовет цветы.
Вон лотос, любимец стихии тройной,
На свет и на воздух, над зыбкой волной,
Поднялся, покинувши ил,
Он Рай обещает нам с вечной Весной,
И с блеском победных Светил.
Вот пышная роза, Персидский цветок,
Душистая греза Ирана,
Пред розой исполнен влюбленных я строк,
Волнует уста лепестков ветерок,
И сердце от радости пьяно.
Вон чампак, цветущий в столетие раз,
Но грезу лелеющий век,
Он тоже оттуда примета для нас,
Куда убегают, в волненьи светясь,
Все воды нам ведомых рек.
Но что это? Дрогнув, меняются чары,
Как будто бы смех Соблазнителя-Мары,
Сорвавшись к долинам с вершин,
Мне шепчет, что жадны, как звери, растенья,
И сдавленность воплей я слышу сквозь пенье,
И если мечте драгоценны каменья,
Кровавы гвоздики и страшен рубин.
Мне страшен угар ароматов и блесков
расцвета,
Все смешалось во мне,
Я горю как в Огне,
Душное Лето,
Цветочный кошмар овладел распаленной
мечтой,
Синие пляшут огни, пляшет Огонь золотой,
Страшною стала мне даже трава,
Вижу, как в мареве, стебли немые,
Пляшут и мысли кругом и слова.
Мысли — мои? Или, может, чужие?
Закатное Небо. Костры отдаленные.
Гвоздики, и маки, в своих сновиденьях
бессонные.
Волчцы под Луной, привиденья они,
Обманные бродят огни
Пустырями унылыми.
Георгины тупые, с цветами застылыми,
Точно их создала не Природа живая,
А измыслил в безжизненный миг человек.
Одуванчиков стая седая
Миллионы раздавленных красных цветов,
Клокотанье кроваво-окрашенных рек.
Гнет Пустыни над выжженой ширью песков.
Кактусы, цепкие, хищные, сочные,
Странно-яркие, тяжкие, жаркие,
Не по-цветочному прочные,
Что-то паучье есть в кактусе злом,
Мысль он пугает, хоть манит он взгляд,
Этот ликующий цвет,
Смотришь — растенье, а может быть — нет,
Алою кровью напившийся гад?
И много, и много отвратностей разных,
Красивых цветов, и цветов безобразных,
Нахлынули, тянутся, в мыслях — прибой,
Рожденный самою Судьбой.
Болиголов, наркоз, с противным духом, —
Воронковидный венчик белены,
Затерто-желтый, с сетью синих жилок, —
С оттенком Буро-красным заразиха,
С покатой шлемовидною губой, —
Подобный пауку, офрис, с губою
Широкой, желто-бурою, и красной, —
Колючее создание, татарник,
Как бы в броне крылоподобных листьев,
Зубчатых, паутинисто-шерстистых, —
Дурман вонючий, мертвенный морозник, —
Цветы отравы, хищности и тьмы, —
Мыльнянка, с корневищем ядовитым,
Взлюбившая края дорог, опушки
Лесные и речные берега,
Места, что в самой сущности предельны,
Цветок любимый бабочек ночных, —
Вороний глаз, с приманкою из ягод
Отливно-цветных, синевато-черных, —
Пятнадцатилучистый сложный зонтик
Из ядовитых беленьких цветков,
Зовущихся — так памятно — цикутой, —
И липкие исчадия Земли,
Ужасные растенья-полузвери, —
В ленивых водах, медленно-текущих,
В затонах, где стоячая вода,
Вся полная сосудцев, пузырчатка,
Капкан для водной мелочи животной,
Пред жертвой открывает тонкий клапан,
Замкнет его в тюремном пузырьке,
И уморит, и лакомится гнилью, —
Росянка ждет, как вор, своей добычи,
Орудием уродливых железок
И красных волосков, так липко-клейких,
Улавливает мух, их убивает,
Удавливает медленным сжиманьем —
О, краб-цветок! — и сок из них сосет,
Болотная причудливость, растенье,
Которое цветком не хочет быть,
И хоть имеет гроздь расцветов белых,
На гада больше хочет походить.
Еще, еще, косматые, седые,
Мохнатые, жестокие виденья,
Измышленные дьявольской мечтой,
Чтоб сердце в достовернейшем, в последнем
Убежище, среди цветов и листьев,
Убить.
Кошмар! уходи, я рожден, чтоб ласкать и любить!
Для чар беспредельных раскрыта душа,
И все, что живет, расцветая, спеша,
Приветствую, каждому — хочется быть,
Кем хочешь, тем будешь, будь вольным, собой,
Ты черный? будь черным мой цвет голубой,
Мой цвет будет белым на вышних горах,
В вертепах я весел, я страшен впотьмах,
Все, все я приемлю, чтоб сделаться Всем,
Я слеп был я вижу, я глух был и нем,
Но как говорю я — вы знаете, люди,
А что я услышал, застывши в безжалостном Чуде,
Скажу, но не все, не теперь,
Hei слов, нет размеров, ни знаков,
Чтоб таинство блесков и мраков
Явить в полноте, только миг — и закроется дверь,
Песчинок блестящих я несколько брошу,
Желанен мне лик Человека, и боги, растенье,
и птица, и зверь,
Но светлую ношу,
Что в сердце храню,
Я должен пока сохранять, я поклялся, я клялся — Огню.
6
Буря промчалась,
Кончен кошмар.
Солнце есть вечный пожар,
В сердце горячая радость осталась.
Ждите. Я жду.
Если хотите,
Темными будьте, живите в бреду,
Только не лгите,
Сам я в вертепы вас всех поведу.
Если хотите,
Мысли сплетайте в лучистые нити,
Светлая ткань хороша, хороша,
Только не лгите,
К Солнцу идите, коль Солнца воистину хочет
душа.
Все совершится,
Круг неизбежен,
Люди, я нежен,
Сладко забыться.
Пытки я ведал. О, ждите. Я жду.
Речь от Огня я и Духа веду!
7
Лучи и кровь, цветы и краски,
И искры в пляске вкруг костров —
Слова одной и той же сказки
Рассветов, полдней, вечеров.
Я с вами был, я с вами буду,
О, многоликости Огня,
Я ум зажег, отдался Чуду,
Возможно счастье для меня.
В темнице кузниц неустанных,
Где горн, и молот, жар и чад,
Слова напевов звездотканных
Неумолкаемо звучат.
С Огнем неразлучимы дымы,
Но горицветный блеск углей
Поет, что светлы Серафимы
Над тесной здешностью моей.
Есть Духи Пламени в Незримом,
Как здесь цветы есть из Огня,
И пусть я сам развеюсь дымом,
Но пусть Огонь войдет в меня,
Гореть хотя одно мгновенье,
Светить хоть краткий час звездой —
В том радость верного забвенья,
В том праздник ярко-молодой.
И если в Небе Солнце властно,
И светлы звездные пути,
Все ж искра малая прекрасна,
И может алый цвет цвести.
Гори, вулкан, и лейся, лава,
Сияйте, звезды, в вышине,
Но пусть и здесь — да будет слава
Тому, кто сжег себя в Огне!

Решено: OMEN COMMAND CENTER НЕ РАБОТАЕТ - Сообщество поддержки HP

@ Jmebabes21


Приветствую!


Добро пожаловать в сообщество HP. Это отличное место для получения поддержки, ответов и советов на ваши технические вопросы. Я просмотрел ваше сообщение и понимаю, что в командном центре OMEN возникла проблема.


Благодарим вас за попытку выполнить шаги по устранению неполадок. Не волнуйся, я здесь, чтобы помочь.


Давайте попробуем эти шаги -


1) В поле поиска введите и откройте «Удалить программу».
2) Найдите командный центр OMEN.
3) Щелкните правой кнопкой мыши, чтобы удалить.
4) Перезагрузите компьютер.
5) Установите OMEN Command Center по этой ссылке.

Дайте мне знать, как это происходит.

Чтобы поблагодарить нас за наши усилия, чтобы помочь вам, щелкните здесь, чтобы получить доступ к общедоступному сообщению, выберите - « Принять как решение » и щелкните фиолетовый « Не нравится, ».


Удачного дня!

Asmita
Я сотрудник HP

,

Мартин Лютер Кинг: Речь о моей мечте

Мартин Лютер Король, Младший

У меня есть мечта

доставлено 28 августа 1963 года, у мемориала Линкольна, Вашингтон, округ Колумбия,

.

Покупка видео

Внеофициальная аудиозапись mp3 адреса

Ваш браузер не поддерживает аудиоэлемент.

[АУТЕНТИЧНОСТЬ СЕРТИФИЦИРОВАНА: текстовая версия ниже расшифрована непосредственно из аудио. (2)]

Я счастлив присоединиться к вам сегодня в том, что войдет в историю как величайшая демонстрация свободы в истории нашей страны.

Пять десятков лет назад, великий американец, в символической тени которого мы стоять сегодня, подписал Прокламация об освобождении. Этот знаменательный указ явился великим луч надежды для миллионов негров-рабов, сожженных в огне губительная несправедливость.Это был радостный рассвет, завершивший долгую ночь их пленение.

Но сто лет спустя негр все еще несвободен. Один сто лет спустя жизнь негров все еще, к сожалению, скована наручниками сегрегация и цепи дискриминации. Спустя сто лет негр живет на одинокий остров нищеты посреди огромного океана материального благополучия. Сто годы спустя негр все еще томится в уголках американского общества и находит сам изгнанник на своей земле.Итак, мы пришли сюда сегодня, чтобы инсценировать позорное состояние.

В каком-то смысле мы приехали в столицу нашей страны, чтобы обналичить чек. Когда архитекторы нашей республики написали величественные слова Конституции и Декларацию независимости они подписывали вексель, на который каждый Американец должен был стать наследником. Эта записка была обещанием, что все мужчины, да, черные мужчины, а также белым людям будут гарантированы «неотъемлемые права» на «жизнь, свободу и стремление к Счастье."Сегодня очевидно, что Америка объявила дефолт по этому векселю, поскольку что касается ее цветных граждан. Вместо того, чтобы чтить эту священную обязанность, Америка выдала негритянскому народу плохой чек, который вернулся с пометкой. "недостаточно средств."

Но мы отказываемся верить в банкротство банка справедливости. Мы отказываются верить, что в огромных хранилищах возможностей эта нация. Итак, мы пришли, чтобы обналичить этот чек, чек, который нам выдадут по запросу. богатство свободы и надежность правосудия.

Мы также прибыли в это священное место, чтобы напомнить Америке о яростная срочность Сейчас. Сейчас не время, чтобы позволить себе расслабиться или расслабиться. успокаивающее средство постепенности. Пришло время выполнить обещания демократия. Пришло время подняться из темной и пустынной долины сегрегации к солнечный путь расовой справедливости. Пришло время поднять нашу нацию из зыбучих песков расовая несправедливость по отношению к твердой скале братства.Пришло время сделать правосудие реальность для всех детей Бога.

Для нации было бы фатальным игнорирование срочности момент. Это жаркое лето законного недовольства негров не пройдет, пока наступает бодрящая осень свободы и равенства. Девятнадцать шестьдесят три - это не конец, но начало. А те, кто надеются, что негру нужно выпустить пар и будут сейчас У удовлетворенного будет грубое пробуждение, если нация вернется к своему обычному бизнесу.И в Америке не будет ни покоя, ни покоя, пока негру не дадут права гражданства. Вихри восстания будут и дальше сотрясать основы нашей нации, пока не наступит светлый день справедливости.

Но есть кое-что, что я должен сказать своим людям, стоящим на теплый порог, ведущий во дворец правосудия: в процессе достижения наших законное место, мы не должны быть виновны в противоправных деяниях. Не будем стремиться удовлетворить наши жажда свободы, выпив из чаши горечи и ненависти.Мы должны навсегда вести наша борьба на высоком уровне достоинства и дисциплины. Мы не должны позволять нашему творческому протест переродиться в физическое насилие. Снова и снова мы должны подниматься к величественному высоты встречи физической силы с силой души.

Новая изумительная воинственность, охватившая негритянское сообщество. не должны вызывать у нас недоверия ко всем белым людям, для многих из наших белых братьев, как подтверждается их присутствием здесь сегодня, они осознали, что их судьба связана с нашей судьбой.И они пришли к выводу, что их свобода неразрывно связана к нашей свободе.

Мы не можем ходить в одиночку.

И пока мы идем, мы должны дать обещание, что мы всегда будем идти вперед.

Мы не можем повернуть назад.

Есть те, кто просит приверженцев гражданских прав, "Когда ты будешь удовлетворен?" Мы никогда не сможем быть удовлетворенными, пока негр жертва неописуемых ужасов жестокости полиции.Мы никогда не сможем быть довольны до тех пор, пока наши тела, отягощенные усталостью от путешествий, не смогут найти ночлег в мотелях автомагистрали и отели городов. ** ср не могут быть удовлетворены, пока базовая мобильность негра от меньшее гетто в большее. Мы никогда не сможем быть удовлетворены, пока наши дети лишены самости и лишены достоинство знаками с надписью: «Только для белых». ** Мы не можем быть довольны, пока негр в Миссисипи не может голосовать, а негр из Нью-Йорка считает, что ему не за что голосовать.Нет, нет, мы не удовлетворены, и мы не будем удовлетворены, пока "справедливость не рухнет, как воды и праведность, как сильный поток ». 1

Я не забыл, что некоторые из вас приехали сюда из великих испытания и невзгоды. Некоторые из вас только что вышли из узких тюремных камер. И некоторые из вас пришли из мест, где ваш квест - поиск свободы оставил вас в урагане преследования и потрясенные ветрами полицейской жестокости.Вы были ветеранами творческое страдание. Продолжайте работать с верой в то, что незаслуженные страдания искупительны. Вернись в Миссисипи, вернись в Алабаму, вернись в Южную Каролину, вернись в Джорджию, вернуться в Луизиану, вернуться в трущобы и гетто наших северных городов, зная что как-то эта ситуация может и будет изменена.

Не будем валяться в долине отчаяние, я говорю вам сегодня, друзья мои.

Итак, несмотря на то, что мы сталкиваемся с трудностями сегодня и завтра у меня все еще есть мечта.Это мечта, глубоко укоренившаяся в американских мечта.

У меня есть мечта, что однажды этот народ восстанет и выживет истинное значение ее символа веры: "Мы считаем самоочевидной истину, что все люди созданы равные. "

Мне приснился сон, что однажды на красных холмах Джорджии сыновья бывшие рабы и сыновья бывших рабовладельцев смогут вместе сесть в стол братства.

Мне снится, что однажды даже штат Миссисипи, штат задыхаясь жаром несправедливости, изнуряясь жаром угнетения, будет превратился в оазис свободы и справедливости.

У меня есть мечта, что мои четверо маленьких детей однажды будут жить в нации, где о них будут судить не по цвету их кожи, а по содержанию их характер.

У меня сегодня есть мечта !

У меня есть мечта, что однажды d o wn в Алабаме с его злобных расистов, с губернатора которого капают слова «вмешательство» и «аннулирование» - однажды прямо там, в Алабаме, маленькие черные мальчики и черные девочки смогут взяться за руки с маленькими белыми мальчиками и белыми девочками в качестве сестер и братья.

У меня сегодня есть мечта !

У меня есть мечта, что однажды каждая долина возвысится, и каждый холмы и горы сделаются низкими, неровности сделаются равнины, и кривые места сделаем прямыми; "и явится слава Господня и всякая плоть увидим вместе ». 2

Это наша надежда, и это вера, что я возвращаюсь на юг с участием.

С этой верой мы сможем высечь из горы отчаяния камень надежда. С этой верой мы сможем изменить звенящие разногласия в нашей нации. в прекрасную симфонию братства. С этой верой мы сможем работать вместе, вместе молиться, вместе бороться, вместе сесть в тюрьму, отстаивать свобода вместе, зная, что однажды мы будем свободны.

И это будет день - это будет день, когда все дети Божьи смогут петь с новым смыслом:

И если Америка должна стать великой нацией, и это должно стать правдой.

И пусть свобода звенит с потрясающих вершин Нью-Гэмпшира.

Пусть свобода звенит с могучих гор Нью-Йорка.

Позвольте свободе звенеть от нарастающих Аллегений Пенсильвания.

Пусть свобода звенит в заснеженных Скалистых горах Колорадо.

Пусть свобода звенит на извилистых склонах Калифорнии.

Но не только это:

Пусть свобода звенит с Каменной горы Джорджии.

Пусть свобода звенит с горы Лукаут в Теннесси.

Пусть свобода звенит с каждого холма и мухи Миссисипи.

Пусть свобода звенит со всех сторон.

И когда это происходит, и когда мы позволяем свободе звенеть, когда мы позволяем ему звенеть из каждой деревни и каждой деревушки, из каждого штата и каждого города, мы сможем ускорить тот день, когда всех детей Бога, черных мужчин и белые люди, евреи и язычники, протестанты и католики смогут взяться за руки и петь словами старого негритянского духовного:


** = Исходное аудио отредактировано для исключения содержание в двойном красный звездочки в приведенной выше расшифровке стенограммы. Обновление : Мартин Лютер Кинг-младший, исследования и образование В Институте Стэнфордского университета есть аудиозапись всего выступления Вот.

1 Амос 5:24 (точная передача в американском стандарте Версия Библии)

2 Исайя 40: 4-5 (Версия короля Иакова Библия). Кавычки исключены из части этого момент в тексте, потому что перевод Царя Исайи 40: 4 не точно следовать версии KJV, из которой он цитирует (e.г., «холм» и «гора» - это перевернутый в KJV). Однако перевод Царя из Исаии 40: 5 точно цитируется из KJV.

3 По адресу: http://www.negrospirituals.com/news-song/free_at_last_from.htm

Также в этой базе данных : Мартин Лютер Кинг-младший: Время нарушить тишину

Источник звука : Связано напрямую с: HTTP: // WWW.archive.org/details/MLKDream

Изображение № 1 : Wikimedia.org

Изображение №2 Источник : .http: //www.jfklibrary.org

Изображение №3 : Раскрашенный снимок экрана

Внешняя ссылка : http://www.thekingcenter.org/

Страница обновлена ​​: 14.02.19

Статус авторского права США : Текст = Запрещено, получить разрешение. Запросы об авторских правах и разрешениях можно направлять по адресу: Управление интеллектуальной собственностью (IPM), эксклюзивный лицензиар поместье Мартина Лютера Кинга-младшего, Inc. по адресу [email protected] или 404 526-8968. Изображение # 1 = Общественное достояние () на данные Вот). Изображение №2 = общедоступное домен. Изображение № 3 = Добросовестное использование.

.

Запятая, упражнение 4 Ответы // Лаборатория письма Purdue

Эта страница предоставлена ​​вам OWL в Университете Пердью. При печати этой страницы вы должны включить полное юридическое уведомление.

Авторские права © 1995-2018, Лаборатория письма и СОВ при Университете Пердью и Пердью. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, воспроизводить, транслировать, переписывать или распространять без разрешения. Использование этого сайта означает принятие наших условий добросовестного использования.


Ответ: Упражнение с запятой 4

Правильные ответы выделены жирным шрифтом.

1. Девушка с яркой и дружелюбной улыбкой надела ярко-зеленый шарф на празднование Дня Святого Патрика.

2. Читая рассказ Чехова , , он осознал гений русского.

3. Остров Дофин , , расположенный у побережья Алабамы, - излюбленное место рыбалки.

4. Она была, на самом деле , в основном заинтересована в демонстрации своего словарного запаса.

5. Я часто хожу на берег моря и собираю там камни.

6. Перед достижением вершины , альпинисты были вынуждены из-за шторма повернуть назад.

7. Знаете ли вы, что Джеймс Эйджи, писатель и поэт, также был кинокритиком?

8. Леди Джейн Грей была королевой Англии с 10 июля г., 1553 г., г. по 19 июля г., г. 1553 г.

9. Джозеф зарегистрирован на английском 101, истории 204, и биологии 106.

10. После обсуждения « Rain, » мы пришли к выводу, что Сомерсет Моэм действительно может рассказать хорошую историю.

11. Скво Valley, Калифорния, место проведения зимних Олимпийских игр в 1960, - горнолыжный курорт.

12. Завтра, Я полагаю, , - последний день регистрации для участия в ноябрьских всеобщих выборах.

13. Чтобы хорошо выступить в субботу днем, спортсмен должен тренироваться каждый день недели.

14. Понимание истории расширяет ваше понимание современного мира.

15. Мэг Фишер, моя двоюродная сестра , надеется окончить юридический факультет через два года.

16. Читает все: карты дороги , объявления хочу , коробки и хлопья.

17. Срезав роз, она решила отнести их подруге в больницу.

18. « Когда, » Хайме a sked, «Вы вернете мою книгу?»

Назад к вопросам ,

Смотрите также