Примета влетела в дом бабочка


бабочка залетела в квартиру, дом, окно

Бабочка – удивительное создание, она поражает своей хрупкой красотой, грацией и легкостью.

Но кроме этого существуют приметы про бабочек, различные поверья и прочие мистические знания. С этим необычным насекомым связана масса суеверий, легенд и преданий.

У различных народов бабочка связана с разными вещами – одни народы считали её вестником смерти, другие ассоциировали с ветреностью. Но большинство культур приравнивают это существо к символу возрождения, эволюции и новой, прекрасной жизни.

Недаром неповоротливая и неказистая гусеница превращается в прекрасное крылатое существо. Сегодня многие приметы воспринимаются людьми всерьез – особенно такие, которые связаны с природой и живыми существами.

Что означает, если красивая бабочка вдруг залетела в окно, пожаловала в дом, села на человека и так далее? Что сулят такие редкие случайности, что хочет таким образом подсказать природа, чего ждать от судьбы и будущего? Все это не тайны, и это можно узнать весьма просто.

Что на крыльях принесла?

Существуют в народе самые различные приметы – но ясно, даже интуитивно, что бабочка не сулит зла и беды. Это прекрасное божественное создание не может ассоциироваться у человека с чем-то недобрым – и это правильно.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Редко бывает, что бабочка влетает в квартиру или дом через окно, еще реже – что она садится на кого-то. Если такое случается – то неспроста. Что это предвещает, вы узнаете дальше.

1. В квартиру бабочка залетает к счастью и благополучию.

  • Если это произошло утром, она впорхнула через открытое окно, ждите большой удачи в делах и финансах – вас ожидает благополучие!
  • Если же гостья пожаловала через окно в дом вечером, после заката, вас ожидает счастье в семье и гармония в личной жизни.

Рекомендуем: Примета: голубь залетел в окно

2. Также есть поверье, что эта прелестница влетает через окно в дом, чтобы исполнить желание жильца. Чтобы исполнилась заветная мечта, бабочку стоит очень осторожно поймать, чтобы не повредить крылышки, и прошептать ей свою мечту.

А затем отпустить в окно, на волю, и верить всем сердцем, что мечта скоро сбудется. Такой красивый ритуал обязательно поможет достичь мечты, если в это верить искренне!

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

3. Есть еще любопытная примета – если в дом незамужней барышни влетела бабочка с очень яркими, цветастыми крыльями, её будущий муж будет ревнив.

То же и мужчинам можно сказать. Если довелось в собственном жилище увидеть разноцветную, яркую бабочку, супруга будет ревнива.

4. Кроме того, примета гласит, что если бабочка не только влетела в дом, но и «танцует», быть скорой свадьбе. Для замужних и женатых это предвещает большое счастье и любовь в семействе, взаимопонимание и гармонию. Хороший и светлый знак!

5. Примета гласит, что ежели бабочка залетела в дом именно через дверь, стоит ждать приятных, долгожданных гостей. Вас ожидает радостная встреча в вашем доме с милыми сердцу людьми, приятное веселье, застолье, семейный праздник.

6. Также не обойтись без такой приметы, которая гласит: если бабочка уселась в помещении неподвижно, это означает, что жильцов ждет гармония, спокойствие и мирная жизнь в согласии.

7. Что же значит, если бабочка села прямо на человека?

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

  • Если гостья села на правое плечо, ожидайте приятной встречи или визита доброго человека, которому вы симпатизируете. Вас посетит кто-то, и вы проведете очень приятные часы с близким человеком.
  • А если она уселась на левое ваше плечо – вероятно новое знакомство. Новые встречи – это всегда сюрпризы, новые возможности и приключения. Так что, кто знает, может вам стоит ожидать чего-то прекрасного?

Какого цвета крылышки?

Все народные приметы, даже расхожие, все-таки сходятся к тому, что бабочка – вестник счастья и любви, хороших перемен и удачи. Но можно знать подробнее свое будущее, если обратить внимание на окрас крылышек этой гостьи – наши предки знали, что сулит их цвет.

1. Отлично, если у летуньи были крылышки желтого, оранжевого оттенков, а еще лучше – золотистые. Это явный и точный признак того, что благосостояние жильцов скоро улучшится в разы.

2. Красные, розовые крылья – символ для вас счастья и удачи в делах амурных.

  • Если окрас их нежный, розоватый или малиновый, сиреневый, светло-алый – это намек на счастье романтическое, свидания, прогулки и ухаживания.
  • А чем насыщеннее красный оттенок крыльев, тем ближе вероятность страстного романа и даже свадьбы!

3. Бабочка с крылышками зеленого, голубого оттенков – вестница гармонии и спокойствия в жизни. Трудности пройдут, так сулит поверье, проблемы исчезнут – и настанет время радостного покоя и отдыха.

4. Чем ярче крылья этого насекомого, тем больше счастья и удачи стоит ждать в судьбе – таково суеверие. Если на них пестрый, необычный рисунок, узор – это свидетельство насыщенной и яркой жизни, массы приятных приключений и событий.

5. Некоторые приметы, правда, гласят, будто бы черная или темная бабочка, залетевшая в комнату, является вестницей печали.

Рекомендуем: Какие цветы нельзя держать дома?

Чтобы этого избежать, стоит осторожно поймать бабочку и выпустить наружу, за окно, при этом сказав ей вслед: «С чем прилетела, с тем и улетай!» Такой простой заговор, если верить опыту предков, поможет отвести печали и беды от семьи.

Стоит только посмотреть на это божественной красоты создание, чтобы стало ясно – ничего страшного и плохого она своим появлением просто не может сулить! А значит – все будет чудесно.

Даже если вы повстречались с бабочкой на улице, на природе, ну и тем более, если она прилетела в гости – будьте уверены, вас ожидает большое счастье.

И не сомневайтесь – так и сбудется, и чем сильнее ваша вера, тем быстрее исполнится желаемое! Автор: Василина Серова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Не повезло ли птицам залетать в ваш дом?

Большинство суеверий возникло в то время, когда то, что сделало мир тикающим, было гораздо большей загадкой, чем сейчас. Наши предки быстро приписывали событиям подтекст как один из способов осмыслить существование, которое казалось пугающе капризным и непредсказуемым. Всевозможные происшествия, как обычные, так и необычные, подлежали изучению и интерпретации.

Повседневные вещи, такие как то, как горит огонь или тлеет свечи, изучались на предмет их знамений.Но особое внимание было уделено необычным событиям, поскольку считалось, что они предсказывают величайшие перемены в судьбе. Необычные происшествия понимались как срочные сообщения, падающие прямо из уст богов.

Странное поведение животных вызывало беспокойство. К примеру, курица, которая кукарекала, знаменовала смерть в семье хозяина, как и внезапный вой спокойных собак или полуденное кукареканье петуха. Дикие птицы, которые пытались проникнуть в дома (независимо от того, удалось им это или нет), также рассматривались как предвестники смерти.Птица, которая влетела в открытое окно, облетела комнату или приземлилась на спинку чьего-то стула, а затем вылетела обратно, говорила так ясно, как знамение, что кто-то из обитателей этого жилища собирается схватить лилию.

Пример:

Обычно я не суеверный человек, но недавние события в доме отца меня беспокоят. Слышали суеверие, что залетевшая в дом птица предвещает смерть. Но как насчет птицы, которая постоянно врезается в закрытое окно, тщетно пытаясь ворваться в дом? Вот уже несколько дней подряд малиновка постоянно бьет своим телом об окно моего отца, и это не останавливается! Мой отец очень болен, ему предстоит рискованная операция.Может ли это быть предзнаменованием того, что его смерть близка?

Птицы, врезавшиеся в стеклянные окна, также пытались передать то же самое сообщение, как и те, кто сидели на подоконниках, глядя в комнаты или стуча по стеклу. Некоторые не устанавливали ограничений по времени, когда должна была произойти смерть; другие говорили, что это произойдет в течение года.

Из-за этого суеверия некоторые люди не будут держать даже домашнюю птицу, особенно волнистого попугайчика или канарейки. А есть те, чье отвращение к домашним птицам настолько сильное, что они избегают изображений наших пернатых друзей, даже их изображений на обоях.Одной из таких людей была Люсиль Болл, которая связала свою антипатию к птицам со смертью ее отца в 1915 году, когда ей было три года - она ​​вспомнила, что в тот роковой день со стены упала картина, и птица влетела в окно, чтобы стать в ловушке внутри дома. Даже будучи взрослой, комедиантка отказывалась снимать жилье в любом отеле, который выставлял изображения птиц в рамке или на обоях. К своему дому она относилась не менее разборчиво - в 1950-х годах у нее были японские шелковые обои с принтом, которые стоили 90 долларов за рулон, вырванный из вестибюля ее дома в Беверли-Хиллз, потому что только после того, как бумага была закончена, стали очевидны темные изображения птицы были частью его рисунка.

В одной из старых книг о суевериях, к которым мы обращались, говорилось, что декораторы интерьеров знали лучше, чем предлагать обои с маленькими птичками просто потому, что это убеждение было тогда так широко распространено.

Не все считают, что прилет птиц в дом - плохая новость. Наши кошки, например, рассматривают такие вторжения как ответ на свои молитвы.

,

Пролетая над гнездом кукушки. Часть вторая, главы 16–18. Резюме и анализ.

Глава шестнадцатая.

Все не сводят глаз с медсестры Рэтчед, которая занимает пост медсестер. Для шефа Бромдена туман рассеялся. Один из мальчиков подталкивает шефа Бромдена к продолжению своих обязанностей, но Бромден не двинется с места, пока его физически не заставят убрать в учительской.

Он идет в комнату для персонала, где медсестра Рэтчед проводит собрание. Один врач обсуждает «революцию», произошедшую за несколько минут до этого, и говорит, что Макмерфи не обычный человек, с которым они имеют дело.Другой врач предполагает, что Макмерфи может быть просто хитрым аферистом, а не психически больным, но другой говорит, что Макмерфи болен и определенно является «потенциальным убийцей». Врач опасается, что Макмерфи может напасть на него во время индивидуальной терапии. Один из врачей, Гидеон, наконец решает, что они имеют дело не с обычным мужчиной, но медсестра Рэтчед говорит ему, что он абсолютно неправ. Она говорит, что Макмерфи не экстраординарный, просто человек, подверженный всем страхам, трусости и робости, как и любой другой мужчина, так что в конечном итоге его можно контролировать.Один врач опасается, что это может занять несколько недель, но Рэтчед напоминает им, что у них есть все время в мире. Макмерфи совершают принудительное преступление, поэтому он должен оставаться в больнице столько, сколько они хотят.

Chapter Seventeen

Пациентам нравится знать, что Макмерфи «получил козу медсестры так, как он обещал». Макмерфи становится более смелым и агрессивным. Он спрашивает у медсестры Рэтчед размеры ее груди, которую она так старается скрыть. Но медсестра Рэтчед снова не теряет контроль.Бромден думает, что Макмерфи может быть достаточно сильным, чтобы противостоять Синдикату, что предполагает, по крайней мере, тупиковую ситуацию между героем и злодеем.

Однажды ночью Бромден просыпается и обнаруживает, что палата чистая и тихая. Он встает и подходит к окну. Он смотрит наружу и, кажется, впервые действительно видит внешний мир. Он видит, что больница окружена сельской местностью. Он наблюдает, как собака обнюхивает снаружи, пока Гивер, один из мальчиков, и медсестра-католик не уложили Шефа Бромдена обратно в постель.Бромден мечтает о том, как медсестра идет домой и пытается стереть свои родинки, ошеломленная тем, что у хорошей католической девочки такие пятна.

Глава восемнадцать

На собраниях группы другие пациенты поднимают давние жалобы, которые они хранили в себе. Они жалуются, что общежития закрываются по выходным, что им не разрешают ходить по разным местам в одиночку и что они не имеют права иметь свои собственные сигареты. Макмерфи отмечает, что медсестра Рэтчед ведет себя так, как если бы она все еще держит все карты в рукаве.

Когда пациенты еженедельно ходят в бассейн, Макмерфи узнает, что у нее действительно есть непреодолимая власть над ними. Осознание приходит в один момент, когда Макмерфи обсуждает со спасателем, что больница лучше тюрьмы. Спасатель указывает ему, что, по крайней мере, в тюрьме у человека есть определенная дата освобождения. Спасатель, который также является пациентом, говорит Макмерфи, что его задержали за пьянство и хулиганство и что он находится в учреждении уже почти девять лет.Макмерфи будет там до тех пор, пока медсестра Рэтчед намеревается удержать его.

На следующий день Макмерфи удивляет всех своим хорошим поведением. В тот же день на собрании группы Чесвик жалуется, что хочет что-то сделать с сигаретами, и скулит, что они обращаются с ним как с ребенком. Двое черных парней утаскивают его в Тревожную палату. Макмерфи ничего не говорит во время встречи. Он решил уступить, потому что это разумный поступок. В следующий раз, когда сокамерники идут в бассейн, Чесвик немедленно ныряет в бассейн, сказав Макмерфи, что хочет, чтобы что-то было сделано.Он застревает пальцами в решетке на дне бассейна и тонет.

Анализ

В шестнадцатой главе туман, который Шеф Бромден утверждает, что видит, символизирует его недостаток ясности и неспособность заявить о себе. Но как только Бромден принимает решение присоединиться к другим мужчинам в знак протеста против медсестры Рэтчед, туман исчезает. За это решение приходится платить. Делая выбор в пользу сопротивления авторитету, вождь Бромден снова становится уязвимым для своих давно похороненных чувств. Он теряет безопасность тумана и принимает риски и награды личного выбора и свободы.

Решение шефа Бромдена и дальше изображать себя глухим и немым - это тактика, призванная отразить преследование со стороны приспешников медсестры Рэтчед. Этот обман также позволяет шефу Бромдену получить доступ к собраниям персонала. По сравнению с другими, предполагаемый физический недостаток Шефа Бромдена делает его безобидным, позволяя ему быть самым всеведущим рассказчиком из-за его доступа к тем местам, куда другие не могут попасть. Сам Макмерфи был бы более ясным рассказчиком, но его личный интерес к рассказу собственной истории, вероятно, исказил бы повествование.Так кажется лучше, если персонаж Макмерфи вырисовывается в сознании наблюдателя почти как мифологический герой. Задача шефа Бромдена - вынести историю Макмерфи из учреждения в мир. Кроме того, Бромден окажется в клише, будучи единственным выжившим, способным рассказать историю.

Собрание сотрудников одновременно иронично и смешно, поскольку раскрывает полную абсурдность диагнозов врачей. Различные врачи используют мучительную двоякую речь.Они считают, что его поведение указывает на присутствие здравомыслящего человека, но он также кажется потенциально взрывоопасным именно из-за его вменяемости в среде, предназначенной для безумцев. Медсестра Рэтчед, кажется, почти отчаянно боится, что Макмерфи может быть нормальным, что подталкивает ее к тому, чтобы поставить ему диагноз психотика. В самом деле, медсестра считает, что его заурядность в контексте отделения доказывает, что он сумасшедший. Его относительное безумие в палате доказывает, что он с большей вероятностью будет в здравом уме в нормальном обществе.

Рэтчед хочет выиграть эту битву. Сохраняется ли сексуальный подтекст или это просто вопрос гордости и власти, медсестра Рэтчед настаивает на том, чтобы Макмерфи оставалась в ее отделении. Она намеревается сломить Макмерфи любыми средствами и независимо от того, сколько времени это может занять. В этом она хороший тоталитарный перевоспитатель.

В семнадцатой главе сексуальность снова является тактикой Макмерфи. Он расспрашивает медсестру Рэтчед о ее груди. В некотором смысле эту тему продолжает Шеф Бромден позже, когда он задается вопросом о родимых пятнах католической медсестры в связи со стремлением к чистоте.Его наблюдения о католической медсестре предполагают пагубные последствия сексуального подавления; В отличие от тугой медсестры Рэтчед, эта медсестра, кажется, демонстрирует сильное чувство вины и стыда за свою сексуальность. Рассказчик описывает эту ситуацию почти полностью в метафорических терминах «пятен» с очевидным сексуальным подтекстом.

Хотя в этой главе Макмерфи становится более смелым и авторитетным, медсестра Рэтчед остается спокойной и уверенной. К ней вернулось самообладание, потому что она знает, что в долгосрочной перспективе она контролирует ситуацию.Она может определить, что происходит с Макмерфи и будет ли он когда-либо освобожден из приюта, поэтому она может терпеть любые краткосрочные вызовы своей власти, даже если иногда он может привлечь других к своему делу.

Изменения в Шефе Бромдене особенно важны в этой главе. Мы просыпаемся в прямом и переносном смысле и наблюдаем за собакой за окном. Впервые за долгое время он по-настоящему осознает внешний мир. Он признает это и в некотором роде чувствует себя частью этого; он не просто игнорирует это или боится этого.Он может представить себе существование вне института способами, которые он не мог представить раньше. Несомненно, Макмерфи - главный посредник в этом изменении.

Глава восемнадцатая подчеркивает влияние, которое Макмерфи оказал на других мужчин в учреждении. Из-за Макмерфи эти люди начинают восстанавливать свои права против медсестры Рэтчед. Но есть критическая разница между жалобами Чесвика и сознательным бунтом Макмерфи, поскольку Чесвик не может модулировать свои жалобы.Он отказывается прекращать свои жалобы даже после того, как они подвергли его физической опасности. Хотя фактическая хронология событий неясна, похоже, что черные мальчики берут Чесвика в Disturbed, чтобы провести шоковое лечение из-за его восстания. Это обращение, в свою очередь, могло сделать Чесвика бессвязным, что привело к тому, что он совершил глупую ошибку, застряв руками в решетке бассейна. Но есть большая вероятность, что действия Чесвика суицидальны, так как его смерть наступает почти сразу после того, как он прыгнет в бассейн.Чесвик может чувствовать себя разочарованным из-за Макмерфи, который начал подыгрывать как раз тогда, когда Чесвик предпринял смелый шаг и инициировал собственное восстание. Смерть Чесвика демонстрирует более тревожные последствия ясности, которую Макмерфи внушает другим пациентам: они чувствуют, что могут развиваться дальше своего предполагаемого безумия, но на самом деле могут оказаться не в состоянии справиться со своим прогрессом или новым пробуждением, которое они переживают. По мере того, как пациенты восстанавливают способность утверждать себя и делать выбор, они также должны столкнуться с последствиями этих решений, и, если их прошлое является каким-либо признаком, они, как правило, не очень способны смотреть в лицо реальному миру.

Что касается Макмерфи, он проявляет прагматичность, уступая медсестре Рэтчед и выполняя ее приказы. Макмерфи восстал против медсестры Рэтчед отчасти из-за того, что он не осознавал ее способность контролировать его увольнение из учреждения. Эта сила, как было установлено ранее, вселила в медсестру Рэтчед уверенность в том, что она в конечном итоге сломает Макмерфи. Изменение поведения Макмерфи в этой главе показывает, что ее уверенность вполне обоснована. Более того, в ее распоряжении есть и наказания, так что в следующем раунде медсестра Рэтчед, скорее всего, одержит еще одну победу.

,

Пролетая над гнездом кукушки Часть вторая, главы 19-23 Резюме и анализ

Глава девятнадцатая

У Сефельта, эпилептика, во время обеда случается припадок из-за того, что он отказывается принимать лекарства. Сефелт давал Фредериксону свои лекарства. Макмерфи спрашивает Фредериксона, почему Сефельт отказывается принимать свое лекарство, Дилантин, и тот отвечает, что от Дилантина гниют десны. Выбор - между гниением десен или судорогами. Один из мальчиков удаляет два зуба Сефельту, как упоминает Скэнлон: «Будь проклят, если ты это сделаешь, и проклят, если нет».”

Chapter Twenty

Чистые, рассчитанные движения палаты возобновляются, когда медсестра Рэтчед вновь принимает на себя полный контроль над функцией и работой учреждения.

Chapter Twenty-One

Шеф Бромден идет с острыми в библиотеку. Один из мальчиков приводит в библиотеку жену Хардинга. Она такого же роста, как он, и носит черный кошелек; ее ногти кроваво-красные. Хардинг знакомит Макмерфи со своим «двойником и Немезидой».Хардинг рассказывает своей жене Вере, как Макмерфи противостоял медсестре Рэтчед. Она ругает мужа за то, что тот смеется, как мышка. Этот комментарий заставляет Хардинга нервничать и нервничать. Затем Вера просит сигарету, и Хардинг говорит ей, что сигареты нормированы. Это вызывает ссору между Хардингом и его женой; она спрашивает, хватит ли ему когда-нибудь, а он в ответ спрашивает, говорит ли она символически.

Макмерфи предлагает ей сигарету, и она наклоняется вперед, чтобы взять ее, чтобы все могли видеть ее блузку.Вера жалуется, что друзья Хардинга, «милые мальчишки с красивыми длинными волосами, идеально причесанными, и маленькими вялыми запястьями», продолжают приходить в дом, чтобы увидеть его. Она внезапно решает уйти. Хардинг спрашивает Макмерфи, что он думает о ней, и тот отвечает, что грудь у нее такая же большая, как у медсестры Рэтчед. Макмерфи злится, когда Хардинг просит более серьезного ответа, говоря Хардингу, что у него есть свои собственные заботы и он не хочет иметь с ним дела. Позже Макмерфи признается, что на прошлой неделе его мучали дурные сны.

Chapter Twenty-Two

Через несколько недель после голосования по Мировой серии пациентов переводят в другое здание, чтобы сделать рентген грудной клетки на туберкулез. Макмерфи видит комнату без опознавательных знаков. Он спрашивает Хардинга, что происходит внутри, и Хардинг говорит ему, что комната - это Шоковая лавка. Хотя Хардинг говорит, что они становятся свидетелями заката электрошоковой терапии (EST), медсестра Рэтчед - одна из немногих, кто до сих пор ее поддерживает. Хардинг утверждает, что EST не всегда используется в карательных целях, а «во благо пациента».

Хардинг рассказывает об истории EST. Это произошло, когда два психиатра посещали бойню и наблюдали, как удар по голове вызывает эпилептические судороги у коровы, и они пришли к выводу, что если припадок может быть вызван у неэпилептиков, это может принести большую пользу. Хардинг утверждает, что процесс безболезненный, но толчок вызывает бурный карнавал образов.

Хардинг также упоминает лоботомию, которую он называет «кастрацией лобной доли». Он говорит, что если Рэтчед «не может резать ниже пояса, она сделает это над глазами.Макмерфи говорит, что если медсестра Рэтчед действительно является проблемой пациентов, решение состоит в том, чтобы бросить ее и проникнуть через ее репрессивные сексуальные защиты. Другие пациенты предлагают Макмерфи сделать эту работу.

Макмерфи спрашивает других пациентов, почему они никогда не говорили ему, что медсестра Рэтчед контролирует, может ли он уйти. Хардинг говорит, что он забыл, что Макмерфи был совершен невольно. Хардинг говорит ему, что большинство пациентов не являются жертвами невольно, только Скэнлон и некоторые из Хроников.Макмерфи спрашивает, зачем здесь Билли, если ему не нужно - он мог быть в кабриолете «девчонок, охотящихся за птицами». Билли утверждает, что он слишком слаб, чтобы уйти, и ему нравится, где он находится. Затем он начинает плакать, когда шрамы на его запястье открываются и начинают кровоточить.

Chapter Twenty-Three

Остальные пациенты успокаивают Билли, когда пациенты возвращаются в палату. Шеф Бромден идет рядом с Макмерфи и может сказать, что он очень обеспокоен. Макмерфи спрашивает Сэма, одного из мальчиков, может ли он зайти в столовую, чтобы купить сигареты.В столовой Макмерфи покупает несколько коробок. Во время дневной встречи медсестра Рэтчед рассказывает об их поведении несколько недель назад. Она утверждает, что слишком долго ждала, чтобы разобраться с этим и дать мужчинам шанс извиниться. Она утверждает, что теперь ее дисциплина полностью идет им на пользу. Она забирает привилегии ванной комнаты. Макмерфи ничего не говорит. Он встает и со своей обычной чванливостью идет к медпункту и бьет по стеклу, чтобы достать сигареты. Он саркастически говорит, что стекло было настолько чистым, что он совершенно забыл, что оно там есть.

Анализ

В девятнадцатой главе Сефельт решает не принимать лекарство, потому что оно вызывает гниение его десен. Это не психосоматический страх; Проблемы с деснами могут быть реальными побочными эффектами лекарства. Но поскольку Сефельт отказывается принимать лекарство, у него случаются судороги, в результате чего он теряет зубы. Таким образом, выбор Сефельта - между плохими зубами или плохими деснами, как выражается Скэнлон: «проклят, если вы это сделаете, и проклят, если нет». Этот фатализм вызывает разочарование в палате. Скэнлон не замечает, что плохие десны - это цена, которую нужно заплатить за уменьшение припадков, в то время как плохие зубы связаны с дополнительными проблемами, связанными с припадками.Выбор должен быть легким - принять лекарство, - но Сефельт выбирает плохо.

Глава двадцатая, всего в параграфе, знаменует изменение в палате после того, как Макмерфи прекратил борьбу с медсестрой Рэтчед. Она еще раз подтверждает свой контроль над остальными пациентами, поскольку Макмерфи знает, что противостоять ей - значит гарантировать, что он никогда не покинет палату.

Конфронтация между Хардингом и его женой в главе 21 почти полностью сосредоточена вокруг их сексуальных проблем.Вера Хардинг соседствует с медсестрой Рэтчед. Они внешне похожи (особенно в глазах Макмерфи), потому что у них обоих большая грудь, но в то время как старшая медсестра подавлена ​​и холодна, Вера Хардинг впечатляет своей сексуальностью. Ее кроваво-красные ногти дополняют и контрастируют с ледяным оранжевым лаком медсестры Рэтчед. Вера Хардинг запугивает мужа своей сексуальностью, намеренно наклоняясь, чтобы достать сигарету, чтобы другие пациенты могли видеть ее блузку. Она продолжает жаловаться на неадекватность мужа, что он, вероятно, правильно воспринимает как сексуальную метафору.Вера также ставит под сомнение сексуальные предпочтения своего мужа, упоминая мальчиков с «вялыми запястьями», которые посещают их дом - стереотипный намек на мужской гомосексуализм - друзей Хардинга. Независимо от того, является ли Хардинг скрытым гомосексуалистом, Вера, похоже, использует эту идею как тактику, чтобы унизить своего мужа, играя на его сексуальных тревогах.

Макмерфи также демонстрирует некоторую напряженность в этой главе. Он, кажется, устал действовать в качестве лидера или авторитетной фигуры для мужчин в палате.Если Чесвик мог почувствовать эту усталость, это станет яснее, когда Макмерфи откажется дать оценку проблемам между Хардингом и его женой. Макмерфи испытывает психологическое напряжение, вероятно, вызванное опасениями, что он никогда не сможет покинуть учреждение.

Хардинг очень подробно описывает процессы электрошоковой терапии и лоботомии в главе двадцать второй, тем самым предвещая их использование. Он подчеркивает важный момент, что именно медсестра Рэтчед использует эти методы, даже если они дискредитируются.Хотя он отмечает, что такое обращение не всегда является карательным средством, он одновременно предполагает, что эти методы иногда фактически используются в качестве наказания, когда Рэтчеду не подчиняются. Хардинг также использует лоботомию как метафору сексуального увечья через «кастрацию» лобной доли. Разговор между Макмерфи и Хардингом еще раз определяет противоречие между Макмерфи и Рэтчедом в сексуальном плане. Медсестра Рэтчед может использовать лоботомию как эквивалент кастрации, а Макмерфи предлагает секс как лекарство от подавления и контроля медсестры Рэтчед.Макмерфи также играет роль сексуального освободителя.

Мать Билли Биббита, кажется, контролирует его действия, делая его слабым и, по крайней мере, символически бессильным. Между миссис Биббит и медсестрой Рэтчед существует связь; Билли утверждает, что две женщины - близкие друзья. Таким образом, медсестра Рэтчед выполняет роль заместительной матери, которая может манипулировать слабостями и неуверенностью Билли Биббита. Эта уязвимость станет важной в следующих главах.

Когда Макмерфи понимает, что большинство пациентов сделали выбор, чтобы остаться в учреждении, он понимает, что личный выбор и страх перед проблемами во внешнем мире поместили большинство заключенных в приют.На самом деле совершены только он и небольшое количество людей; остальные остаются под контролем медсестры Рэтчед из-за страха или привычки. Это отличает Макмерфи от других пациентов; он вменяемый, потому что использует свою способность делать рациональный выбор, в то время как другие пациенты кодируются как сумасшедшие из-за их отказа рискнуть в этом мире.

Медсестра Рэтчед восстановила свой контроль над учреждением в главе двадцать третьей, снова мать или надзиратель, которые доминируют над мужчинами. Она говорит с ними крайне снисходительно, даже называя их «мальчиками» и обращаясь с ними как с детьми, которые не могут принять никакого чувства ответственности.Относившись к этим мужчинам с таким неуважением и отняв что-то ценное для Макмерфи, она вызывает его гнев. Он дерзко отвечает. Когда он разбивает стекло, это первое физически агрессивное действие, которое он предпринимает против медсестры Рэтчед. Это возвращает противостояние двух персонажей на первый план, поскольку Макмерфи агрессивно действует в защиту привилегий пациентов. Он рискует тем, что поступок будет означать более длительное пребывание в учреждении, но в этот момент его гнев или бунт сильнее такого страха.

,

Смотрите также